hovan: (Венька)
Любовь втроёмСонёк решил сделать родителям подарок на каникулах - вытащить их (нас), родителей, в театр. В ближайший. Тот, который "На Васильевском". И раз уж мы втроём идём, то и спектакль подобрал соответствущзий - «Любовь втроём». Должен отметить, что это не пьеса, а два водевиля. В первом отделении - французский, во втором - русский.

Итого... В первом отделении публика скучала, а во втором - торчала. Видимо, сказалась близость контекста. А может, актёры разогрелись. Да и пьеска позаковырестей будет. В подобных театрах - где бедно, но интимно - это особенно важно. Имнтимно - в смысле физического расстояния между сценой и зрительными рядами. Обратная связь тут жёсткая, и она либо деморализует актёров, либо вдохновляет. Третьего не дано. Получилось как раз в указанном порядке.

Так что всячески рекомендую. Но только вторую половину. По дороге домой мы всё пытались вспомнить название спектакля, смотренного нами в этом театре лет пять тому (в репертуаре его уже нет). "Там ещё имя было - Татьяна..." - говорит Галка. Ну, надо же - какая у подруги дней моих память! А ещё жалуется...
hovan: (Венька)
мыСегодня, 27 сентября, вся прогрессивная общественность, вместо чтобы праздновать годовщину нашей с Галкой свадьбы, занимается глупостями. Типа: отмечает День Туризма (будь он неладен), поздравляет детсадовских воспиталок, приносит жертвы Огненному Волху etc.

А вот я полагаю, что это самый подходящий день, чтобы поразмышлять вслух о пресловутой "женской логике". Потому что именно в этот день понимаешь, "...что без них нельзя на свете, нет". Точкой опоры для меня является гениальный тезис Дэниела Деннета о том, что сознание - это выстраивание в виртуальные последовательные причинно-следственные цепочки реальных параллельных процессов в организме и вокруг него.

Так вот, думаю я себе, продолжая мысль Деннета: возможно, соль феномена в том, что женщины не выстраивают последовательных цепочек. Они продолжают жить в параллельных процессах. Как и прочие зверушки. Ну, да - нет сознания. И что?..
hovan: (Венька)
первые
Если взять девушку (включая жену, или даже двух девушек, включая...) за грибами, то она обязательно уговорит тебя поехать туда, где лес хороший, и грибов много. И желательно, чтоб людей не было. А где это? Хрен его знает, но где-то же должно быть. Как ни странно, долженствования инда сбываются (в общих чертах) почти волшебным образом. Видимо, грибной бог потакает девушкам. Сегодня, в частности, нас отоварили совершенно сказочными экземплярами. Прям до мурашек от восторга, до учащённого пульса. А на девушек вообще страшно смотреть - глаза горят, хвост трубой. Что-то такое в грибах, наверное, есть...


ещё немного картинков... )
hovan: (Венька)
Zelophehads daughters by April Harrison
6 вот что заповедует Господь о дочерях Салпаадовых: они могут быть жёнами тех, кто понравится глазам их, только должны быть жёнами в племени колена отца своего,
7 чтобы удел сынов Израилевых не переходил из колена в колено; ибо каждый из сынов Израилевых должен быть привязан к уделу колена отцов своих;

(Чис.36:6-7)



P.S. То ли оне всякий стыд потеряли, то ли я так насобачился дешифровать ветхозаветную логику... В общем, как хотите, а последняя 36-я глава книги "Чисел" декларирует введение крепостного права. Это при том, что Иордан ещё не перейдён, и в обетованку евреи вступят только завтра. Но левиты торопятся обвешать народ кандалами заранее.

феминистическая ширма... )

Библикбез {117} - комиссары в пыльных шлемах

hovan: (Венька)

Хуан Антонио: Она пырнула меня ножом.
Кристина: Боже, какой кошмар!
Вики: Ну, может быть, ты это заслужил.



Главного персонажа «Вики Кристины Барселоны» могли звать только Хуаном. Что же касается женских имён, то они могут быть произвольными. Это я продолжаю сражаться с Вуди Алленом и его непостижимым "творчеством".

Самое удивительное, что актёры-то стараются. Некоторые из них даже получают премии. Например, Пенелопа Крус отхватила единственного в своей карьере "Оскара" (за роль второго плана, что характерно). И действительно - испанская скандалистка из неё получилась очень органичная.

Но в целом мораль получается довольно жидкая (и это явно мешает актёрам). Да, она уже тут звучала, но придётся повторить: "Не дано мужчине понять женщину, тем более, что в голове у неё - опилки".

Итого: бывавшие в Барселоне - для вас радость узнавания, не бывавшие - для вас радость предвкушения. Город снят хорошо. И вообще Испания. Но это скорее заслуга главного художника и главного оператора. А про Вуди не знаю чего сказать...
hovan: (Венька)
(с) А.Ройтбурд
37 И сказал Господь Моисею, говоря:
38 объяви сынам Израилевым и скажи им, чтоб они делали себе кисти на краях одежд своих в роды их, и в кисти, которые на краях, вставляли нити из голубой шерсти;
39 и будут они в кистях у вас для того, чтобы вы, смотря на них, вспоминали все заповеди Господни, и исполняли их, и не ходили вслед сердца вашего и очей ваших, которые влекут вас к блудодейству

(Чис.15:37-39)


P.S. 15-я глава книги "Чисел" открывает совершенно новую для Ветхого завета тему - массовая мода. Правда, чтобы добраться до неё, приходится перелопатить 37 (из 41) тавтологических параграфов. В них - всё то же: очередное напоминание о клерикальных налогах (съедобных жертвоприношениях), очередное разъяснение о том, что грех - это ошибка (что не мешает предать человека, никому не причинившего вреда, и даже не еврея, мучительной казни через побивание камнями) и прочее суесловие.

Надо заметить, что о моде писалось и ранее, но исключительно об элитной: сперва - египетской (Иосиф, напомню, носил виссон), после - еврейской (одежда первосвященников). А что носить простолюдину? Иегова решил наконец осветить и эту тему: носите, говорит, цицит (в Синодальном переводе эта штука названа "кистями"). Однако сие указание породило, как водится, больше вопросов, чем ответов.

вопросы еврейской народной моды... )

Библикбез {105} - 40 пустынных лет

hovan: (Венька)
Арменак подъехал к дому Терматеузовых на рыжем скакуне. Там он прислонил скакуна к забору и воскликнул:
— Беглар Фомич! У меня есть дело к тебе!
Был звонкий июньский полдень. Беглар Фомич вышел на крыльцо и гневно спросил:
— Не собираешься ли ты похитить мою единственную дочь?
— Я не против, — согласился дядя.
— Кто её тебе рекомендовал?
— Саркис рекомендовал.
— И ты решил её украсть?
Дядя кивнул.
— Твёрдо решил?
— Твёрдо.
Старик хлопнул в ладоши. Немедленно появилась Сирануш Бегларовна Терматеузова. Она подняла лицо, и в мире сразу же утвердилось ненастье её тёмных глаз. Неудержимо хлынул ливень её волос. Побежденное солнце отступило в заросли ежевики.
— Желаю вам счастья, — произнес Беглар, — не задерживайтесь. Погоню вышлю минут через сорок. Мои сыновья как раз вернутся из бани. Думаю, они захотят тебя убить.
— Естественно, — кивнул Арменак. Он шагнул к забору. Но тут выяснилось, что скакун околел.
— Ничего, — сказал Беглар Фомич, — я дам тебе мой велосипед.
Арменак посадил заплаканную Сирануш на раму дорожного велосипеда. Затем сказал, обращаясь к Беглару:
— Хотелось бы, отец, чтобы погоня выглядела нормально. Пусть наденут чистые рубахи. Знаю я твоих сыновей. Не пришлось бы краснеть за этих ребят.
— Езжай и не беспокойся, — заверил старик, — погоню я организую.
— Мы ждём их в шашлычной на горе.

(С.Довлатов, «Когда-то мы жили в горах», 1985)

C'est facile

Wednesday, October 28th, 2015 01:03 pm
hovan: (Венька)
У Галки сносилась кухонная доска, которую я ей дарил сколько-то тому. А замену - хрен найдёшь. Та была с никелированной ручкой в торце. И твёрдой древесины. И оптимальной геометрии, включая толщину. Нету теперь таких. Купил взамен парочку за недорого в "Икее". Не прошло недели - одна из них исцарапалась и треснула. Шведское качество, однако!

И вдруг! Вдруг, значит, я увидел в "Ленте" французскую доску с элегантной виньеткой Fontignac, совсем правильную во всех отношениях, но совсем задорого. Пришлось (впервые в жизни) поиграть в их игры - собирать какие-то марки, клеить на какие-то буклетики. Однако - вуаля!

И чтобы не чувствовать себя совсем уж обделённым - на сдачу поимел в личное пользование веб-камеру. Наконец-то. Так что теперь могу скайпиться беспрепятственно, а не бегать проситься за Сонькин инда Галкин нубуки. Bienvenu!
hovan: (Венька)
– Эй, раздолбай с Покровки! Помоги-ка!
"Раздолбай" явно относилось ко мне. Я хотел было пройти, не оглядываясь. Вечно я реагирую на самые фантастические оклики. Причём с какой-то особенной готовностью. Тем не менее я огляделся. Увидел приоткрытую дверь сарая. Оттуда выглядывала накрашенная девица.
– Ты, ты, - я услышал.
И затем:
– Помоги достать ящики с верхнего ряда.
Я зашёл в сарай. Там было душно и полутемно. В тесном проходе между нагромождениями ящиков с капустой работали женщины. Их было человек двенадцать. И все они были голые. Вернее, полуголые, что ещё страшнее.
Их голубые вигоневые штаны были наполнены огромными подвижными ягодицами. Розовые лифчики с чёткими швами являли напоказ овощное великолепие форм. Тем более что некоторые из женщин предпочли обвязать лифчиками свои шальные головы. Так что их плодово-ягодные украшения сверкали в душном мраке, как ночные звезды.
Я почувствовал одновременно лёгкость и удушье. Парение и тяжесть. Как будто плаваю в жидком свинце.
Я громко спросил: "В чём дело, товарищи?" И после этого лишился чувств.
Очнулся я на мягком ложе из гнилой капусты. Женщины поливали меня водой из консервной банки с надписью "Тресковое филе". Мне захотелось провалиться сквозь землю.То есть буквально сию же минуту, не вставая.
Женщины склонились надо мной. С полу их нагота выглядела еще более устрашающе. Розовые лямки были натянуты до звона в ушах. Голубые штаны топорщились внизу, как наволочки, полные сена. Одна из них с досадой выговорила:
– Что это за фенькин номер? Масть пошла, а деньги кончились?

(С.Довлатов, «Виноград», 1991)

hovan: (Венька)
И вот Раиса отравилась. Целый день все ходили мрачные и торжественные. Разговаривали тихими, внушительными голосами. Воробьёв из отдела науки сказал мне:
— Я в ужасе, старик! Пойми, я в ужасе! У нас были такие сложные, запутанные отношения. Как говорится, тысяча и одна ночь... Ты знаешь, я женат, а Рая человек с характером... Отсюда всяческие комплексы... Надеюсь, ты меня понимаешь?..
В буфете ко мне подсел Делюкин. Подбородок его был запачкан яичным желтком. Он сказал:
— Раиса-то, а?! Ты подумай! Молодая, здоровая девка!
— Да, — говорю, — ужасно.
— Ужасно... Ведь мы с Раисой были не просто друзьями. Надеюсь, ты понимаешь, о чём я говорю? У нас были странные, мучительные отношения. Я — позитивист, романтик, где-то жизнелюб. А Рая была человеком со всяческими комплексами. В чём-то мы объяснялись на разных языках...
Даже Сидоровский, наш фельетонист, остановил меня:
— Пойми, я не религиозен, но всё-таки самоубийство — это грех! Кто мы такие, чтобы распоряжаться собственной жизнью?!. Раиса не должна была так поступать! Задумывалась ли она, какую тень бросает на редакцию?!
— Не уверен. И вообще, при чём тут редакция?
— У меня, как это ни смешно, есть профессиональная гордость!
— У меня тоже. Но у меня другая профессия.
— Хамить не обязательно. Я собирался поговорить о Рае...
— У вас были сложные, запутанные отношения?
— Как ты узнал?
— Догадался...

(С.Довлатов, «Чемодан», 1986)

hovan: (Венька)

- Я твою жену хорошо понимаю, - откликнулась Фира, - каждая русская баба в Америке держится за своё говно. В любом случае - чужое ещё хуже. Вот попадётся какой-нибудь шварц...
Кстати, негры в этом районе - люди интеллигентные. Я думаю, они нас сами побаиваются. Однажды Хася Лазаревна с четвертого этажа забыла кошелёк в аптеке. И чёрный парень, который там работал, бежал за Хасей метров двести. Будучи настигнутой, Хася так обрадовалась, что поцеловала его в щёку. Негр вскрикнул от ужаса. Моя жена, наблюдавшая эту сцену, потом рассказывала:
- Он, знаешь, так перепугался! Впервые я увидела совершенно белого негра...

(С.Довлатов, «Ремесло», 1984)

hovan: (Венька)

Беседовали мы с ним всего раза два. Помню, Миша говорил (текст слегка облагорожен):
- Я пацаном был, когда здесь немцы стояли. Худого не делали, честно скажу. Кур забрали, свинью у деда Тимохи... А худого не делали. И баб не трогали. Те даже обижаться стали... Мой батя самогонку гнал. На консервы менял у фашистов... Правда, жидов и цыган они того...
- Расстреляли?
- Увезли с концами. Порядок есть порядок...
- А ты говоришь, худого не делали.
- Худого, ей-богу, не делали. Жидов и цыган - это как положено...
- Чем же тебе евреи не угодили?
- Евреев уважаю. Я за еврея дюжину хохлов отдам. А цыган своими руками передушил бы.
- За что?
- Как за что?! Во дает! Цыган и есть цыган...

(С.Довлатов, «Заповедник», 1983)

hovan: (Венька)
- Чем же я могу помочь?
- То есть почему я к тебе обратилась? Ты единственный аморальный человек среди моих знакомых. Вот я и хочу проконсультироваться.
- Не понимаю.
- Обсудить ситуацию.
- Видишь ли, я даже с мужчинами не обсуждаю эти темы. Но у моего приятеля есть книга "Технология секса". Я возьму, если хочешь. Только ненадолго. Это его настольная книга. Ты свободно читаешь по-русски?
- Конечно.
Принес ей "Технологию". Книга замечательная. Первую страницу открываешь, написано "Введение". Уже смешно. Один из разделов начинается так: "Любовникам с непомерно большими животами можем рекомендовать позицию 7". Гуманный автор уделил внимание даже таким презренным существам, как любовники с большими животами... Отдал ей книгу. Через неделю возвращает.
- Все поняла?
- Кроме одного слова - "исподволь".

(С.Довлатов, «Компромисс», 1981)

hovan: (Венька)

«...бог Хая-Суса-но-о-но микото Великой Священной Богине Аматэрасу оо-ми-ками сказал: “Мои намерения чисты и светлы. Потому рожденных мною детей — нежных женщин я получил. Так что, само собой, я победил”, — так сказав, в буйстве от [своей] победы, межи на возделанных полях Священной Богини Аматэрасу оо-ми-ками снёс, оросительные каналы засыпал. А ещё — в покоях, где отведывают первую пищу, испражнился и разбросал испражнения.

И вот, хотя он так сделал, Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками, его не упрекнув, сказала: “На испражнения похоже, но это братец мой — бог, наверное, наблевав спьяну, так сделал. А то, что межи снёс, каналы засыпал, — это, наверное, братец мой — бог, землю пожалев, так сделал”, — так оправдала его, но всё же его дурные деяния не прекращались, а стали еще безобразнее. В то время, когда Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками, находясь в священном ткацком покое, ткала одежду, что положена богам, бог Суса-но-о крышу тех ткацких покоев проломил и небесного пегого жеребчика, с хвоста ободрав, внутрь бросил.

Тут небесные ткачихи, увидев это, испугались, укололи себя челноками в тайные места и умерли.

И вот тогда Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками, увидев это, испугалась и, отворив дверь Амэ-но-ивая — Небесного Скалистого Грота, укрылась в нём. Тут вся Равнина Высокого Неба погрузилась во тьму, в Тростниковой Равнине — Серединной Стране повсюду темень стала. Из-за этого вечная ночь наступила...»

(«Кодзики», 712 год н.э.)


P.S. Речь - о внутрияпонском семейном конфликте промежду богиней Солнца и ея братом, богом Ветра.
hovan: (Венька)

Давненько, недалеко от моей родины, один находчивый дьячок, имея неудовольствие на помещицу, устроил ей великим постом такой скандал. Совершая "исходя чтение", он прочёл: "...и призва Фараон бабы и рече: бабы, бабы, - все вы, бабы, бляди, срамовщицы и пагубницы". В оное время это прошло беспоследственно, или, как говорил чтец: "На ней, как на собаке, присохло". Барыня только стала говеть в чужом приходе. Но и то очень удивительно, что она могла отличить эту прибавку от настоящего текста. Обученная религии по-русски, то есть без чтения библии, она легко могла думать, что всё это действительно наговорил про баб царь Фараон. Тем более, что тогда и в акафисте читали ещё: "...оставиша Ирода яко блядива". Нынче читают "лжива", что, впрочем, не одно и то же...

(Н.С.Лесков, «Епархиальный суд», 1880)

Затмило

Saturday, March 21st, 2015 04:45 pm
hovan: (Венька)
Народ на работе вчера бегал как ужаленный, изобретая подручные средства для лицезрения солнечного затмения. Я тоже поглазел. Просто сквозь тёмные очки. При лёгкой облачности вполне достаточно, чтобы увидеть обещанные 70% перекрытия и солнечный месяц.

А дома выяснилось, что затмение пошло гораздо дальше - Соньку неожиданно затмило, и она отстригла себе те же проценты от своей шикарной гривы, чего во всю жизнь не делала. "Коса до пояса" (ударение на последнем) - а на самом деле, ниже попы - отменяется. На вопрос: "Зачем?" - ответила, что "волос долог, да ум короток".


Оно бы и пускай, но для физ-мат школы не лучшее сочетание. Дескать, теперь все витамины в мозг пойдут, а не в шерсть. Что ж, будем посмотреть...
hovan: (Венька)

- Эх-ма-хма! - протянул, немного помолчав и глубоко вздохнув, Стрепетов. - Какие-то социалисты да клубисты! Бедная ты, наша матушка Русь. С такими опекунами да помощниками не скоро ты свою муштру отмуштруешь. Ну, а эти мокроногие у вас при каких же должностях?
- Вы говорите о...
- Ну, о ваших француженках-то.
- Ни при каких, мне кажется. Болтают и только.
- Экие сороки! Нет, ей-ей, право, это начальство совсем без сердца. Ну что бы такое хоть одну из них попугать, взять бы да попугать блох-то.
- Да взять-то не за что.
- Да так, из вежливости, а то бьются, бьются бабы, и никакого им поощрения нет...

(Н.С.Лесков, «Некуда», 1864)


P.S. На фото, разумеется - Клара Цеткин и Роза Люксембург, 1910 г.
hovan: (Венька)

Женщины, понятное дело, есть в разных селениях.
И тоже умеют управляться с непарнокопытными и самовозгорающимися билдингами.
Но вот этот пример (из совсем свежих) просто поразителен!
hovan: (Венька)
Немножко девачкового к праздничку...

hovan: (Венька)
Приходит в половень - мужа нет. Туда, сюда глянула - нет нигде. А тут в половне так есть плетнёва загородочка для ухаботья. Там всего в пояс вышины или даже ниже. Она подошла к этой перегородке, да только глянула через неё, а муж-то там с солдаткой притаившись и лежит. Как она их увидала, ни одной секунды не думала. Топор раз, раз, и пошла валять.
- Ах!
- Га!
- Фуй!
- Боже ты мой! - раздались восклицания.
- Обоих и убила?
- Только мозг с ухаботьем перемешанный остался.
- Ужасное дело.
- Вот драма-то, - заметил Вязмитинов.
- Да. Но, вот видите, вот старый наш спор и на сцену - вещь ужасная, борьба страстей, любовь, ревность, убийство, всё есть, а драмы нет, - с многозначительной миной проговорил Зарницын.
- А отчего же драмы нет?
- Да какая ж драма? Что ж, вы на сцене изобразите, как он жену бил, как та выла, глядючи на красный платок солдатки, а потом головы им разнесла? Как же это ставить на сцену! Да и борьбы-то нравственной здесь не представите, потому что всё грубо, коротко. Всё не борется, а... решается. В таком быту народа у него нет своей драмы, да и быть не может - у него есть уголовные дела, но уж никак не драмы.

(Н.С.Лесков, «Некуда», 1864)

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112 1314 15
161718192021 22
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Expand Cut Tags

No cut tags