hovan: (Венька)
конь в пальто
– Надеюсь, – сказал король, – что лошади наши питались не так, как мы. По вашему счёту я не вижу, чтобы они кормились, а нам, путешественникам, отправляющимся очень далеко, плохо иметь голодных лошадей.
При подобном подозрении Крополь принял величественный вид и ответил, что «Гостиница Медичи» оказывает одинаковое гостеприимство людям и лошадям.

(А.Дюма, «Le Vicomte de Bragelonne ou Dix ans après», 1850)

Beer VS wine

Monday, August 8th, 2016 10:58 pm
hovan: (Венька)
Beer VS wine
- По-вашему, это еда? - сказал Блезуа, презрительно указывая на ячменный хлеб и пиво.
- Блезуа, - объявил Мушкетон, - помни, что хлеб - пища каждого истинного француза. Да и всегда ли есть он у француза? Спроси-ка Гримо.
- Ну, пусть хлеб. Но пиво? - продолжал Блезуа с живостью, свидетельствовавшей о блестящей способности находить нужные возражения. - И пиво, по-вашему, настоящий напиток?
- Ну, - проговорил Мушкетон, поставленный в тупик, - тут, я должен признаться, это не так: пиво французу противно, как вино англичанину.
Блезуа всегда испытывал безграничное удивление перед жизненным опытом и глубокими познаниями Мушкетона, однако его вдруг обуял дух сомнения и недоверия.
- Как же это так, Мустон? Неужели англичане не любят вина?
- Они ненавидят его.
- Однако я сам видел, что они пьют его.
- Это в виде наказания. Вот тебе доказательство, - продолжал, надуваясь от важности, Мушкетон. - Один английский принц умер от того, что его посадили в бочку с мальвазией. Я сам слышал, как об этом рассказывал аббат д'Эрбле.

(А.Дюма, «Двадцать лет спустя», 1845)

hovan: (Венька)
by Marie-Robin
Вскоре - вещь неслыханная! - Арамис расстегнул два крючка своего камзола. Увидав это, Портос расстегнул на своём все до последнего.

(А.Дюма, «Двадцать лет спустя», 1845)

hovan: (Венька)

- Кто такой этот Скаррон, что из-за него волнуется весь Париж? - спросил Рауль. - Какой-нибудь министр в опале?
- О нет, виконт, - ответил Атос. - Это просто маленький дворянин, но с большим умом. Он попал в немилость к кардиналу за то, что сочинил на него четверостишие.
- Разве дворяне пишут стихи? - наивно спросил Рауль. - Я полагал, что это унизительно для дворянина.

(А.Дюма, «Двадцать лет спустя», 1845)

hovan: (Венька)

- А я вам скажу, - говорил один из них, - что если Куазель предсказал, то, значит, дело такое же верное, как если б оно уже сбылось. Я сам его не знаю, но слышал, что он не только звездочёт, но и колдун.
- Чёрт возьми, если ты его приятель, так будь поосторожнее! Ты оказываешь ему плохую услугу.
- Почему?
- Да потому, что его могут притянуть к суду.
- Вот ещё! Теперь колдунов не сжигают!
- Так-то оно так, по мне сдается, что ещё очень недавно покойный кардинал приказал сжечь Урбена Грандье. Уж я-то знаю об этом: сам стоял на часах у костра и видел, как его жарили.
- Эх, милый мой! Урбен Грандье был не колдун, а учёный, - это совсем другое дело. Урбен Грандье будущего не предсказывал. Он знал прошлое, а это иной раз бывает гораздо хуже.

(А.Дюма, «Двадцать лет спустя», 1845)

hovan: (Венька)
Рождественские бдения Пенсил-клуба получились, как модно нонеча говорить, непростыми. Не из-за мороза, нет. Нам ли бояться настоящей зимы? Напротив - мы ей только рады. Но сама тема толковища была мне не близка - "Три мушкетёра". Поэтому я выбрал для себя наиболее дурацкого персонажа - графа де Рошфора. Дюма, перевернувшись в гробу, отомстил мне - я забыл один из пунктов регламента. Та и пёс с ним.

А вот местечко в этом году любимая руководитель выбрала необычное - ВТО. Нет, не Всемирная Торговая Организация, а Всероссийское Театральное Общество. Хотя в официальных бумагах в ходу другая аббревиатура - СТД РФ (Союз театральных деятелей Российской Федерации). Но, конечно, "Императорское Русское театральное общество" звучало куда помпезнее. А лучше всех назывался прародитель всех этих организаций - "Общество взаимного вспоможения русских артистов".

Вот мы и вспомогали взаимно, чем могли. ВТО тоже не подкачало. Хотя Дом творчества театралов расположен на самом въезде в Комарово вплотную к шоссе, но звукоизоляция вполне приличная. И теплоизоляция не подкачала (в отличие от писательского Дома творчества). Да, тесненько (номер называется 2-местным, если в утлую камору поставлено две кушетки). Зато удобства в наличии, и кормят на убой. А главное - имеется приватный банкетный зал, как в Доме Архитектора. В общем, получается весьма дёшево и не так уж сердито.

Впрочем, хватит предисловий. Далее - мой текст и фотоотчёт.

опус и дагеротипы... )

Да, нелегко осмыслить с ходу
Дюмовых планов громадьё,
Их куртуазную природу
И… Хватит о Дюме. Адьё.
hovan: (Венька)

Осаждающие время от времени хватали гонцов, которых ларошельцы посылали к Бекингэму, или шпионов, посылаемых Бекингэмом к ларошельцам. И в том и в другом случае суд был короток, кардинал произносил одно-единственное слово: "Повесить!" Приглашали короля смотреть казнь. Король приходил вялой походкой и становился на удобное место, чтобы видеть процедуру во всех её подробностях. Это не мешало ему сильно скучать и каждую минуту говорить о своём возвращении в Париж, но это всё-таки слегка развлекало его и заставляло более терпеливо сносить обиду, так что, если бы не гонцы и не шпионы, его высокопреосвященство, несмотря на всю свою изобретательность, оказался бы в очень затруднительном положении.

(А.Дюма-отец, «Три мушкетёра», 1844)

hovan: (Венька)
- Это было во время войн католиков с гугенотами. Видя, что католики истребляют гугенотов, а гугеноты истребляют католиков, и всё это во имя веры, отец мой изобрёл для себя веру смешанную, позволявшую ему быть то католиком, то гугенотом. Вот он и прогуливался обычно с пищалью на плече за живыми изгородями, окаймлявшими дороги, и, когда замечал одиноко бредущего католика, протестантская вера сейчас же одерживала верх в его душе. Он наводил на путника пищаль, а потом, когда тот оказывался в десяти шагах, заводил с ним беседу, в итоге которой путник всегда почти отдавал свой кошелёк, чтобы спасти жизнь. Само собой разумеется, что, когда отец встречал гугенота, его сейчас же охватывала такая пылкая любовь к католической церкви, что он просто не понимал, как это четверть часа назад у него могли возникнуть сомнения в превосходстве нашей святой религии. Надо вам сказать, что я, сударь, католик, ибо отец, верный своим правилам, моего старшего брата сделал гугенотом.

(А.Дюма-отец, «Три мушкетёра», 1844)

C'est facile

Wednesday, October 28th, 2015 01:03 pm
hovan: (Венька)
У Галки сносилась кухонная доска, которую я ей дарил сколько-то тому. А замену - хрен найдёшь. Та была с никелированной ручкой в торце. И твёрдой древесины. И оптимальной геометрии, включая толщину. Нету теперь таких. Купил взамен парочку за недорого в "Икее". Не прошло недели - одна из них исцарапалась и треснула. Шведское качество, однако!

И вдруг! Вдруг, значит, я увидел в "Ленте" французскую доску с элегантной виньеткой Fontignac, совсем правильную во всех отношениях, но совсем задорого. Пришлось (впервые в жизни) поиграть в их игры - собирать какие-то марки, клеить на какие-то буклетики. Однако - вуаля!

И чтобы не чувствовать себя совсем уж обделённым - на сдачу поимел в личное пользование веб-камеру. Наконец-то. Так что теперь могу скайпиться беспрепятственно, а не бегать проситься за Сонькин инда Галкин нубуки. Bienvenu!
hovan: (Венька)

Собственно, выхода-то было два: один выход – подписать перемирие, если немцы согласятся, а другой – эмигрировать и продолжать сопротивление в эмиграции. Что значит, в эмиграции? В колониях – у Франции огромные колонии в Северной Африке, в Индокитае. Там армия была большая, и французский флот господствовал на Средиземном море, так что немцы до Африки добраться бы не могли. Но категорически возражали маршал Петен и генерал Вейган. Вейган сказал: «Я к неграм не поеду». А Рейно говорил: «Надо что-то придумать – может быть, мы с англичанами договоримся?»

Приехал Черчилль, в Тур прилетел. Город был захвачен беженцами, и никто его не встречал. Он не мог узнать, где правительство, где премьер-министр, пообедать даже не мог, потому что его не пускали – все рестораны были захвачены беженцами. Но пробился всё-таки, пообедал, а потом и встретился с премьер-министром. И сразу понял, что дело кончено...

(В.Смирнов, историк, о падении Франции в июне 1940 г.)

hovan: (Венька)

Женщины, понятное дело, есть в разных селениях.
И тоже умеют управляться с непарнокопытными и самовозгорающимися билдингами.
Но вот этот пример (из совсем свежих) просто поразителен!
hovan: (Венька)

"Самый известный из его литературных негров, Огюст Маке, вошёл в историю тем, что подал на Дюма в суд. Как происходило книгоиздание в те времена? Романы печатались с продолжениями, типа телесериала. Никто с самого начала не знал - станет это популярным или нет. Условия предлагались такие: если это под фамилией какого-то малоизвестного Маке, то мы платим, допустим, 3 франка. А если под фамилией известного Дюма, мы платим 30 франков. Естественно, литературный негр соглашается, потому что он получает половину, 15 – это больше, чем 3.


Через какое-то время получилась феноменальная популярность произведения Маке, а его фамилии-то никто не знает! Он получает свои франки, но ему этого уже недостаточно. В процессе судебного следствия выяснилось, что он не просто подбирал исторический материал, но фактически подготовил на 90% болванку романа – с разработанным синопсисом, со всеми персонажами, со всеми сюжетными линиями. А чем занимался Дюма? В журналах платили построчно. Поэтому Дюма вводил второстепенные персонажи, вроде вот этих, казалось бы, абсолютно ненужных слуг мушкетеров. Но благодаря этим слугам, можно было вести бесконечные диалоги ни о чём - количество строчек увеличивалось в два раза."

(С.Нечаев, историк, автор книги «Три д’Артаньяна»)


P.S. Тому назад незнамо сколько я наваял эссе о Дюма (отце) по результату прочтения первой главы «Трёх мушкетёров» (дальше я просто не смог заставить себя читать). Это был довольно самонадеянный и наглый наезд на классика, на что мне и указали возмущённые комментаторы. И вот теперь, получив неожиданную поддержку от профессионала, хочется воскликнуть словами Булгаковского Мастера: "О, как я угадал!"
hovan: (Венька)
Давненько в сём уютном бложике не было музыкальных постов.
Ещё более давно не было музыки с картинками.
А уж музыки с классическими картинками не было никогда.



Прошу любить и жаловать - французская банда с английским названием Hold Your Horses!
(что переводится примерно так - "Полегче на поворотах!").

P.S. Мне одному кажется, что их композиция начинается с запева: "С нами бог, яко с нами бог..."?
hovan: (Венька)

Когда дешевеет нефть и пропадает гречка, невольно вспоминаешь про Бастилию. И я об этом уже как-то писал. Там ведь с того же началось. Всегда с этого начинается. Но тут мне попалась чудесная цитата. Не могу не поделиться.

«...дальше по улицам носили голову маркиза де Лонэ, коменданта Бастилии. Тем же летом происходят убийства королевских чиновников. Их головы тоже насаживали на пики и носили по Парижу. Начинается кризис с хлебом. Парижские женщины, уставшие стоять в очередях, направляются в Версаль, чтобы привезти в Париж "булочника" и "булочницу", т.е. короля и королеву. Они заставляют короля приехать в Париж.

Происходит жуткая ситуация, потому что в Тюильри, куда должен переехать дворец, живут люди. Весь XVIII век Лувр сдавался под квартиры. И весь этот огромный двор, где сейчас находится площадь и пирамида - это всё было застроено какими-то хибарами. Между прочим, когда королевская семья собиралась бежать из Парижа, королева Мария-Антуанетта заблудилась, бедняга, в этих сараях. И опоздала из-за этого.»


(Е.Лебедева, историк)
hovan: (Венька)
Я тут намедни писал об электро-свингерах.
Вот ещё одна из лидирующих банд в этом жанре - Caravan Palace. Но уже не немецкая, а французская.



Весьма любопытны их живые выступления - они поют и пляшут одновременно.
Как у них это получается? В смысле - где они столько дыхалки берут?
hovan: (Венька)
А им наша песня - наоборот. Французы, как всегда, знают про нас больше, чем мы про себя.



И да, хороших анимационных студий во Франции имеется в ассортименте, но Gobelins - круче всех.
hovan: (Венька)
Французская анимация продолжает рулить.
Причём (что характерно) галантерейная нация всё чаще использует акварельные эффекты, поднимая, таким образом, развлекуху до уровня высокого искусства.



Кстати, эту фильму сделала студия Nki, которая также отметилась целой пачкой опусов с пресловутыми Les Lapins crétins (да-да, те самые крезанутые кролики с вантузами).
Насколько я понимаю, студия делает TV-серию по заказу Ubisoft'а.
А Ubisoft, как выясняется, тоже французская компания. Кто бы мог подумать...
hovan: (Венька)
Кино - искусство изобразительное. Не помню, кто сказал это первым. Кажется, Тарковский. С некоторой периодичностью разные деятели повторяют данный тезис без ссылки на первоисточник. Повторять-то повторяют, а вот что касается практики...



На практике самая галантная нация по-прежнему впереди планеты всей. Силь-ву-пле: экзерсис от мадмуазель Joanna Lurie.
hovan: (Венька)
Чуковскому бы понравилось. Дедушка Корней (не кого-чего, а кто-что) знал толк...



Французы тоже знают толк. Я уже трижды оскоромился на анимационной школе Gobelins.
Теперь уже - четырежды. Чую - не последний раз...
hovan: (Венька)

"Быть только самим собой - этого очень мало; я питаю отвращение к анекдоту."

(Ж.Геено, «Дневник сорокалетнего европейца», 1934)

P.S. Обратите внимание - написана в 34-м, уже в 35-м переведена на русский, и уже в 36-м издана. С чего бы так стремительно? А потому что очень уж комплиментарный для молодого эсэсэсэра опус получился (и очернительный для как бы буржуазной Европы). В общем, человек не знал, о чём пишет. Эту книжку подарил мне Валя Бобрецов. Теряюсь в догадках - зачем. Нудная она и глупая. Под стать фамилии автора. Но иногда в ней проскакивают подобные перлы. И тогда начинаешь понимать, что систематическое образование может окрылить даже откровенную посредственность.

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112 1314 15
161718192021 22
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Expand Cut Tags

No cut tags